Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры

^ Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ § 1. Образы языка в истории культуры
Любая культурная эра в процессе саморазвития выра­батывает собственный специфичный язык, который адекватен ее смысловому своеобразию. В языке культура обретает материально-вещественную форму собственного Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры существования.

Любая культура развивается снутри исторически кон­кретной формы предметно-деятельного общения. Она со­здает свою картину мира и собственный образ человека. В виде человека отражается индивидуально-неповторимый об­лик культуры и самый нрав ее Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры общественного бытия. По этому виду можно судить о степени выделенности человека из социума и, как следует, о нраве со­единения культуры с людской индивидуальностью. Эта общая модель мира образует подтекст культурного Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры творчества и осознания его товаров, являясь услови­ем общения во всех сферах жизни и культуры.

Классические культуры основаны на локальных, ог­раниченных формах общественного общения. Человек в их вроде бы Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры «встроен» в традицию, органически включен в жизнь общины, в живую связь поколений. Жива тради­ция как конкретная чувственно переживаемая связь поколений является тут основой осознания языка куль­туры. Традиция в этом случае Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры переживается как непо­средственное общение с праотцами. Творец культуры не разделен от культурного мира особенной смысловой дистан­цией, позволяющей снаружи следить мир, но находится снутри этого мира как его участник.

Первообразы культуры, усваиваемые в процессе Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры не­посредственного общения, превращают обычное созерца­ние текстов культуры в осознание. Они в схожей степени организуют и методы культурного творчества и конкретное созерцание его произведений. И творец

культуры, и его адресат Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры были связаны вместе не­зримыми смысловыми отношениями, общим стилем мыш­ления, общим ценностным кругозором. В рамках этого общего культурного кругозора вызревало и общее пони­мание языка культуры.

Так, в древней Греции Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры человек осознавал произведе­ния культуры — будь то катастрофа, философское произве­дение либо архитектурное сооружение — благодаря обще­античной пластической трактовке космоса и самого че­ловека*. Древний космос был видимым и слышимым те­лесным бытием Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры. Древная культура телесна, она органи­зована вокруг одного смыслового центра — конкретно­го ощутимого вида мира и человека. Типично, что сама личность человека трактуется тут как «свободное тело», т. е. тело, не изуродованное рабским Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры трудом и спе­циальными занятиями. Отсюда вытекает принципиаль­ная изустность греческой культуры, ее некнижный ха­рактер.

Антропоморфные греческие боги молвят не письме­нами, а языком звучащего слова, осанки и жеста Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры. В гоме­ровском эпосе Муза — это всегда Муза изустного, а не письменного слова. В гомеровской традиции само упо­минание о письменных принадлежностях носит пародий­ный нрав. Не писание слов, а воспевание аэдами и рапсодами Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры составляет базу «языковой» жизни класси­ческой греческой культуры. Через всю греческую культу­ру проходит эта традиция оббжения звучащего слова.

Любопытно, что в греческой мифологии нет легенд о богах — изобретателях письменности Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры, а есть только рас­сказ о том, что письменность занесена в Грецию челове­ком — финикийцем Кадмом. Аполлон и Орфей — боги устного слова, и их дары — это сначала вокально-ораторская культура.

Через всю греческую Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры классику проходит критичное отношение к написанному слову. Греческие трагики и греческие философы в одинаковой мере критически отно­сятся к табличкам и свиткам, усматривая в письменах, как выразился Еврипид: «зелье против забвения». По их Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры воззрению, письмена служат не столько свободному выра-


*См.: Лосев А. Ф. История древней эстетики. Т. I. M., 1963.

жению мысли, сколько ее сокрытию. Они искажают и замутняют свободное выражение мысли в живом диало Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры­ге. Конкретно с пониманием этой отчуждающей способнос­ти письменного языка связан отказ Сократа от записей собственных философских мыслях. Ибо для грека традиционной эпо­хи естественной и органической формой мысли, единст­венно всеполноценным языком Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры культуры было устное слово.

Грек традиционного полиса с юношества умел писать и читать, не становясь при всем этом писцом либо книгоедом. Освоение культуры происходило в этом случае через язык жестов Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры и звучащего слова. Прекрасная осанка певца противопоставлялась тут сгорбленной позе писца. Толь­ко устное слово связано со свободной личностью. Поэ­тому само писание стихов рассматривалось как объекти­вация, воплощение некоего внутреннего пения.

Вот Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры почему традиционная греческая литература не столько «написана», сколько «записана»*. Ее бытие в ви­де письменного текста условно, мимолетно, ибо только устное слово возвращает песнь поэта из отчужденного мира букв и Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры строк в ощутимый, видимый мир голоса и жеста. Что все-таки касается художественной прозы, то это в греческой классике сначала риторическое слово, ко­торое подлежит общественному выполнению. Естественно, «песнь» обитает в письменном слове Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры. Но она разделена в этом случае от живой, творящей личности. «Тело» книжки чуждо людскому виду и выпадает из созер­цаемой, красочной ткани бытия. Согласно пластичес­кому мировоззрению, записанное слово не заходит Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры в Цель­ный образ человека. Вот поэтому выполнение запи­санной песни может быть исключительно в том случае, если пою­щий «хор» муз заходит в сердечко певца и побуждает его. Этот образ вдохновенно поющего Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры поэта проходит через всю мировую культуру. Письменный текст является для грека эры классики кое-чем вроде нотной записи для музыканта. Из немоты письменного слова идея ожива­ет только благодаря устному слову. Только Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры она дарит мыс­ли тело и глас.

С переходом от традиционной эры к эре эллиниз­ма в осознании языка культуры начинаются конструктивные


*См.: Аверинцев С. С. Поэтика ранневизантийской литературы. M., 1977. С. 196.

конфигурации. Если для традиционного Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры грека языком культу­ры было само звучащее, видимое бытие, постигаемое «ум­ным» созерцанием, то в эру эллинизма, по мере распа­дения общественной цельности человека, в культуре возни­кают незримые и Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры неслышимые сферы. «Мудрое» созер­цание равномерно вытесняется ученостью. Уже Аристо­тель становится в отличие от Платона сначала «чи­тателем» и «ученым-аналитиком», а не боговдохновенным «мудрецом».

В эру эллинизма языком культуры становится глав­ным Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры образом письменность. Само слово «литература» свя­зано в эллинистически-римской культуре с «литерой», т. е. буковкой. Культура эллинизма реализуется сначала в написанном тексте. Необходимо подчеркнуть, что культ книжки в эллинистических культурах Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры связан не только лишь со смысло­выми сдвигами снутри «материнской» греческой культу­ры, да и с воздействием ближневосточных культур.

В ближневосточных деспотиях особенное значение при­обрело конкретно написанное слово. Само Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры начертание иерог­лифов либо букв, так же как и исписанный свиток папи­руса либо пергамента, проникнуты в этих культурах таин­ственным смыслом. Вкупе с конфигурацией концепции язы­ка культуры приходит и новое Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры осознание роли писца. Престиж писца в древнеегипетской культуре неотделим от престижа жрецов и фараонов. В восточных теократиях он окружен мифологическим нимбом, ибо сама книжка воспринимается как материализация загадочных сил. Типично, что мифология Египта в отличие Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры от гречес­кой не антропоморфна. Египетские боги имеют звери­ные обличья: так бог письма и писцов Тот стает в виде павиана.

Согласно этой мифологии, литеры, из которых со­стоят Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры книжки, стают в качестве живых созданий, воз­носящихся над ней, когда сама телесная плоть книжки унич­тожается. Слово бессмертно, потому и начертание слов являет собой типичное служение долгу.

Иудейство и ислам, выступающие Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры как «религии Пи­сания», отменяют саму возможность изображать Бога в людском обличьи. Только единственный раз, когда предсказывается приход Мессии — Богочеловека, чело­веческое лицо становится образом ветхозаветных виде­ний. Этот запрет на изображение Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры Бога компенсируется в

«религиях Писания» выразительностью литер алфавита. Символ с его абстрактной пластикой противоборствует тут кон­кретной антропоморфной пластике греческой классики. Известна роскошь египетского иероглифического пись­ма, также сирийских, иудейских, арабских, византий­ских рукописей. Конкретно Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры в этих культурах вызревает ха­рактерное для средневековья представление о священ­ной книжке — Священном Писании — как основной святыне.

Образ пророка, всасывающего в час посвящения сви­ток, символизирует тут необыкновенную роль письменного сло Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры­ва. Если греческому Пиндару рот медом заполняют пче­лы, то для ветхозаветного пророка Иезекиля таковой благо­датной силой обладает написанное слово — свиток, ко­торый он поглощает.

С появлением христианства необыкновенную Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры роль в языке культуры приобретает слово («В начале было Слово») и сам Бог есть Логос либо Слово. Конкретно в Библии откры­вается вся потаенна божественного мира. Потому Священ­ное Писание стает как вместилище неизреченных Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры загадок. Христианство, как и все монотеистические рели­гии, в значимой мере является «религией Писания». Сам Новый Завет, отменяющий старенькый, Ветхий Завет, исходит из уст Мессии — Иисуса Христа. Таким макаром, в христианстве представление Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры о Боге неотделимо от об­раза книжки. Более того, слово имманентно самой сущ­ности Бога, Его творящей природе. Иисус Христос (Бог — Слово) изображается с Евангелием в руках. Апостолы рас­сматриваются как «служители Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры Слова», другими словами Христа — Логоса.

Книжка в христианской культуре стает как знак откровений, как жилище божественных загадок. Так, на­пример, согласно гностическим учениям, мир создан из божественных идей-логосов, состоящих, естественно, из Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры букв. Потому «поглощение книги» значит приоб­щение к тайнам мира. Но культ книжки в христианст­ве не настолько абсолютен, как в иудаизме и исламе. В обеих этих религиях книжка являет Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры собой предвечное бытие са­крального, а поклонение пророку есть вкупе с тем по­клонение книжке.

В христианстве предвечное бытие логоса есть трех-ипостасный Бог, являющий Себя миру в лице Христа.

Лик священного Логоса указует путь Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры спасения. Потому человеческое лицо Христа постоянно выше пись­мен Писания. Тут истоки идеи о том, что «буква убива­ет, а Дух животворит», и построение «Лика» Христа ста­новится одним из главных Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры мотивов христианского сак­рального искусства.

Вкупе с тем, вместе с изображением божественного архетипа, языком христианской культуры остаются кни­ги Священного Писания. В самом Священном Писании заключены разум и воля Бога. Если церковное Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры песнопе­ние живет во общенародном литургическом действии, то написание книжки, точнее, запись особенных откровений от Бога есть удел посвященных. Образ пения тесновато пере­плетается с возвышенными, патетическими видами письменного труда. Само Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры роскошное начертание букв яв­ляется высочайшим искусством.

Особенное значение искусство писца-художника полу­чило в Византии, культура которой была воспринята и развита на Руси. Византийское православие было воспри­нято на Руси как Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры цельное мировоззрение во всей его полноте. Правоверная литургия, в какой слово, свет, образ, пение сливалось в единую космогоническую сим­волику, более всего отвечала нравственно-эстетическому строю российского государственного нрава. В итоге синтеза православной Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры культуры с государственной тради­цией появилось уникальное явление культуры. В процессе обрусения христианство расцвечивается новыми смысло­выми красками, а народная российская культура благодаря христианству получает глубочайший символический смысл. Так, храмовая архитектура Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры Руси органически соединяет внутри себя византийские воздействия и народные традиции (на­пример, появляется искусство белокаменной резьбы). В храмовом зодчестве равномерно оформляется так назы­ваемая «русская луковица», являющаяся эмблемой «мо­литвенного подъема»* к божественному Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры архетипу.

Но особой глубины российская правоверная культу­ра добивается в иконописи, которая является видимым во-


*Трубецкой Е Н Три очерка о российской иконе. Новосибирск, 1991. С. 110.

площением ценностей иерархии земного и небесного бы­тия Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры. Иконопись — это типичное интуитивно-художе­ственное богословие, это религиозно-эстетическое умо­зрение, в каком созерцание утопает в «восхищенном уме». В технике иконописи доминирует образ божественного света, с которым иерархически соотнесены Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры все другие краски.

Подобно иконописанию, книгописание на Руси так­же проникнуто символическим смыслом. Сделанный Ки­риллом и Мефодием алфавит имеет сакральный смысл, а книжка рассматривается как микрокосм, отражающий внутри себя слияние божественного Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры космоса. Поэтому-то книгописа­ние и просит «чистоты помысла». Под воздействием право­славия сложилась и жанровая структура древнерусской литературы: «житие», «слово», «хожение».

В процессе обмирщения культуры на Руси, как и во всей Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры Западной Европе, развивается нигилизм по отношению к богатейшей средневековой культуре. Для светской, ба­рочной культуры понятие «свет» ассоциируется уже не с небесной правдой, а с образованием. Потому язык преж­ней культуры рассматривается как нечто Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры архаическое и устаревшее.

В эру Ренессанса занятие традиционной словеснос­тью становится моментом самостроительства личности, моментом возделывания души, ее окультуривания*. Оно утрачивает сакральный смысл и заходит в новый ренессансный культ — культ самой культуры Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры. Гуманисты в ка­честве «сословия литераторов» стремятся преодолеть анти­тезы жизни и бытия, сакрального и эстетического. В языке культуры герои Возрождения пробуют выполнить син­тез древнего скульптурного стиля с христианским ми Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры­росозерцанием либо, образно говоря, «соединить Афины и Иерусалим». Словесность для их, как и для культуры языческой древности, открыта в космос и выступает преж­де всего в форме устного слова.

Отождествление Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры культуры и жизни порождает небы­валое смешение древнего и христианского подхода к языку. В согласии с духом античности гуманисты утверж­дают свободу от текста. Потому общественная импровиза­ция на латинском языке является более адекватной


*См Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры.: Лосев А. Ф. Эстетика Возрождения. М., 1975.

формой соединения жизни и культуры. Эта возвышен­ная игра в античность оборачивается культом устной ла­тинской речи, которая становится моментом социально-культурного самочувствия гуманистов и синонимом Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры при­надлежности к культуре. Конкретно устная речь делает ил­люзию возрождения древнего образа жизни и культуры.

В то же время в ренессансной культуре сохраняется символическое отношение к тексту, которое было осно­вой христианской Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры культуры. Христианский символизм в известной мере гармонирует с элитарным нравом Ре­нессанса. Согласно с этим умонастроением гуманистов, текст является воплощением иерархии смыслов. Вместе с прямым значением слово имеет глубинный Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры символи­ческий смысл, доступный только «посвященным». Если конкретный смысл слова доступен каждому и да­же «толпе», то эзотерический смысл доступен только субъ­ектам культуры, приобщенным к неоплатоническим мо­делям мира. В то же время средством Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры вымысла и при­тчи скрытая мудрость приоткрывается и для «профана».

Таким макаром, иносказание оказывается и шифро­ванием смысла, и его популяризацией сразу. Иносказание амбивалентно так же, как и волшебная про­цедура, вследствие Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры того, что только через иносказания приоткрываются неизреченные потаенны боговоплощения.

Вкупе с тем вместе с языком культуры — иносказанной латынью — в эру Ренессанса развивается и язык социума. В ренессансной культуре живость и красочность гуманистической Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры латыни соседствует и ведет взаимодействие с риторический пышностью итальянского языка. Данте, Петрарка, Бокаччо — не только лишь знатоки традиционной сло­весности, да и светочи итальянского языка. Двумирность ренессансной культуры находит Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры выражение в культурном двуязычии.

Принципиально отметить, что в атмосфере этой высочайшей игры с ценностями прежних культур в культуре Возрождения вызревает двуголосое, диалогическое слово. Конкретно в эпо­ху Ренессанса начинается борьба с авторитарным Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры словом и вообщем с властью традиции. В язык культуры посте­пенно заходит соц разноречие. Если в риторичес­ком двуголосом слове главным было разногласие участ­ников диалога, то в развивающемся художественно-про­заическом слове главное — соц Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры разноречие. Од-

нако творческая роль общественного разноречия, его куль-туросозидающее значение проявилось исключительно в эру бур­жуазного общества в романе нового времени*.

Капиталистическое разделение труда разрушило все ограниченные, патриархальные формы общественного Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры об­щения. Человек оказался в атомизированном обществе свободным от хоть какой культурно-смысловой заданности. Совместно с распадом общественной цельности человека в его жизнь входят немые и незримые сферы бытия. Немота Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры и незримость просочились вовнутрь изолированного индивидума. Одинокий человек отыскивает точку опоры в самом для себя. Он вроде бы поновой должен сделать картину мира и самого се­бя из некоей «точки» собственной внутренней активности.

В Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры отличие от индивидума следующей буржуазной эпо­хи, ренессансная личность проходит силовое поле анти­чной и средневековой культур и обретает в этих культу­рах языковые формы собственной объективации. В то же Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры время конкретно ренессансный расцветающий, юношеский индивиду­ализм положил начало десакрализации культуры и ее языка и, как следует, отпадению человека от традиции.

Вся культура нового времени заключена на самом деле в оп­раву монологического сознания. Монологический Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры стиль новоевропейской культуры связывает в единое смысло­вое целое и монологическую диалектику Гегеля, и моно­логический роман, и живопись, и музыку. Язык культуры перестает быть авторитарным и ценностно-ориентирующим Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры. Отношение к языку тут настолько же рефлексивно, как и отношение к культуре. Язык заходит в процесс реф­лексивного прояснения личного сознания в ка­честве аспекта технического направления. Он настолько же «прозаичен» для Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры рефлексии, как бытие и сознание, ибо в нем вопло­щается сначала «разумность».

Эта мысль в эру традиционного рационализма стано­вится доминантой новоевропейского культурного созна­ния. Эталон предельной ясности и определенности поня­тий, их формальной последовательности Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры находят в ес­тествознании. Согласно этому образцу, язык культуры — это сначала формализованный, конкретный язык арифметики. Примером подобного увлечения математи­ческим формализмом является «Этика» Спинозы, в какой


*См.: Бахтин М. М Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры. Вопросы литературы и эстетики. М., 1975. С. 180.

жива диалектическая идея закована в панцирь геомет­рических теорем и определений. На фоне этого эталона искусство и, соответственно, художественный язык трак­туются как область «смутного», неопределенного, много­значного зания Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры. По другому говоря, искусство и наука и по языку обособляются друг от друга в верно очерченные области культуры.

Вся буржуазная культура пронизана чувством этой предметной и языковой антиномичности науки и искус­ства Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры. Если язык науки воплощает внутри себя разумные, пред­метно-логические связи бытия, то в языке искусства реа­лизуется субъективно-психологическая тень этого мате­матически сконструированного беспристрастного бытия. На языке логики Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры язык искусства невыразим. Он доступен только интуиции.

Язык науки вправду в корне отличается от языка искусства. Возникая на базе обыденного, естественного языка, язык науки стремится преодолеть смысловую те­кучесть и вариативность естественной речи Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры. Слово в на­учном языке становится знаком безупречного содержания - значения. В процессе математизации науки появляется осо­бый формализованный язык, знаки которого связаны вместе системно-логическими отношениями. Этот язык инвариантен по отношению к Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры хоть какому языку человечес­кого общения. Он всецело свободен от ценностно-смы­словых и эмоционально-вплевых моментов живого чело­веческого общения. Его «культурное пространство» чет­ко ограничено отношением к миру как Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры объекту.

Таким макаром, дифференциация культуры на обо­собленные сферы безизбежно приводит и к социально-культурному расслоению языка. Вместе с языком обы­денного общения выкристаллизовываются языки облас­тей культуры — язык науки, язык искусства и т Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры. п. Ины­ми словами, язык новоевропейской культуры настолько же расслоен, сколь расслоена и сама эта культура. Но интуитивное чувство этой расслоенности культурно-речевой сферы не получила в традиционном рационализ­ме адекватного Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры теоретического разъяснения.

По мере усложнения социально-культурного мира все более рельефными оказывались факты «непрозрачности» бытия для рефлексии. Оказалось, что логический эталон строго конкретного языка науки является быстрее утопией

ежели выражением внутренней природы людского Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры мышления. Этот эталон лишает мышление его творческо­го нрава. Замыкая мышление в круг жестких логи­ческих схем, этот эталон разрывает живое диалогическое отношение мышления и действительности.

Эти внутренние противоречия традиционного рацио­нализма верно Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры выявлены германскими романтиками, впер­вые обратившимися к исследованию искусства. Подлин­ным языком культуры у романтиков является не язык оптимального познания, а язык искусства. Те свойства язы­ка, которые рационализм Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры оценивал как отрицательные, у романтиков оцениваются чисто положительно. Эталоном языка культуры становится неоднозначный символичес­кий язык искусства.

Конкретно в языке искусства являет себя могучее и бес­сознательное творчество, потому путь к смысловым глу Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры­бинам культуры, скрытым под напластованием рассудочно-логических схем науки, лежит через толкование языка поэзии. Идет речь, на самом деле дела, о внутренней социаль­ности сознания, о его культурно-исторической природе. Постижение другого Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры сознания, объективировавшегося в языке, осуществляется методом интуитивного проникнове­ния в смысл текста, методом «сопереживания», «вчувствования» и т.д.

От романтиков идет та линия в исследовании языка, которую в целом можно найти Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры как романтическую герменевтику. Романтики положили начало диалогу нау­ки и искусства, в процессе которого выявляются их конкрет­но-всеобщие основания в пространстве единой культу­ры. С конфигурации дела к языку искусства начина­ется Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры и преодоление абстракции одного универсального сознания, снутри которого крутятся личные сознания.

Конкретно романтики поставили делему различия меж внутренней, безупречной формой произведения куль­туры и ее наружным проявлением — текстами, которая потенциально заключает внутри себя Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры делему осознания.

Эти обратные философские предпосылки ра­ционализма и романтизма проходят через всю историю языкового самосознания. Их присутствие обнаруживает­ся во всех метаморфозах языковой проблематики. Про­блема осознания текста культуры рождается там тогда Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры и,

когда появляются смысловые разрывы меж культурами, а снутри единой культуры — меж ее областями. Она связана с тем периодом в ее развитии, когда распадается ее смысловое единство, выражающееся в некоторой общей Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры картине мира, в общем методе его видения и понима­ния. Как это единство, жизненно-органическая контекстуальная база созерцания и мышления вступа­ет в стадию коренных преобразований, наступает время недопонимания. Оно всегда приходит совместно Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры с преобразо­ванием картины мира и ценностного кругозора той либо другой исторической эры. По мере вызревания новых соц форм универсальные схемы смыслообразования перестают быть важными, другими словами естественны­ми и органичными Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры формами осознания мира. Совместно с новейшей культурой приходит и новый язык, требующий по­нимания.

Энтузиазм к языку культуры стимулировался не только лишь его внутренним расслоением на разные речевые ми­ры. Он связан Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры также с выходом за границы евро словесно-идеологического сознания, которое длительное вре­мя рассматривалось как самодостаточное явление. Встреча с другими словесно-идеологическими мирами означала от­крытие «другости» в самом языке Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры.

В процессе реконструкции архаических культур воз­никла догадка о старом языке жестов, нареченном Н. Я. Марром «кинетической» речью. Согласно Марру, древним языком является язык жестов-знаков-указа­телей и язык изобразительных знаков-символов. Этой жестовой Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры коммуникации соответствует доречевой ум. Жестовая коммуникация древнее людского общест­ва и уходит корнями в животный мир. В старых культу­рах, согласно этому представлению, видение, слышание и осознание сливались в единое нерасчлененное Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры семан­тическое целое, в каком можно найти биологи­ческую подоснову людского сознания и речи.

В архаических культурах слово вправду не от­деляется еще от нерасчлененной стихии жестовых дви­жений. Звуковой Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры мимике предшествуют тут чисто ми­мические либо пантомимические движения, в каких вы­ражаются надлежащие чувственные состояния. В обрядовом синкретизме наблюдается функциональное единство слова-знака обозначаемой вещи и соответствую-

щего деяния. Слово, вещь, действие тут Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры еще не раз­граничены. Язык жестов и мимики, вплетенный в обрядово-магическую практику, выступает на ранешних шагах культуры в качестве изобразительного знака. С этим свя­зано и «рисунчатое» письмо, и зачатки изобразительного Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры искусства. В процессе дифференциации общественного об­щения из этой «плазмы» выделяется сначала неартикули­рованный, а потом артикулированный звук.

Равномерно рисунчатое письмо, другими словами изобразитель­ные знаки стали относиться к другому — означаемому Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры. Совместно с идеографическим письмом появляются зачатки понятийного мышления. Равномерно меж звуковой ре­чью и смыслом появляется устойчивая связь. Все физи­ческие моменты слова — тембр, высота, тон подчиняют­ся смысловым отношениям и обретают в Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры их внутренние границы.

Сначало слово носит номинативный нрав. Так, имя человека выступает как его неотъемлемый мо­мент, и акт называния идиетичен акту сотворения. В сути, вся мифология носит номинативный нрав Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры.

Функциональное различие меж жестовой и звуко­вой речью связано с переходом от охотничье-собирательского хозяйства к производящему. По мере подчинения звука смысловым, диалогическим отношениям формиру­ется акустический порядок языка. В то же время в глуби Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры­не значений слов, письменных начертаний и живопис­ных образов сохраняется жестовая база. Согласно се­миотической этнологии, начальный жестовый смысл слова и образует его внутреннюю форму. Но в лю­бом Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры случае язык «ручных понятий» предшествует звуко­вой речи. К этому языку жестов человек обращается в состоянии одержимости. Так именуемая афазия есть не что другое как регресс к архаическим формам сознания и речи.

Эти глубинные знаковые Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры системы образуют, соглас­но излагаемой концепции, генетическое основание ис­кусства. Равномерно из всего синкретического «обрядо­вого знакового текста», другими словами специфичной художест­венной «протоплазмы» выделяется один — полный символ. Искусство Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры на генном уровне всходит к этим архаичес­ким слоям культуры, потому материал искусства всегда несет внутри себя след органической целостности духовно-душевно-телесной жизни.

Дифференциацию архаического языка нельзя объяс­нить механизмом подражания Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры. Миметическое объясне­ние генезиса речи отвлекается от общественного общения, но конкретно в развитие общественного общения вплетено и развитие языка. Живописец не подражает первобытному синкретизму, а воссоздает его в творческом общении с созерцателем, открывает Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры внутри себя эту архаическую цельность в качестве собственной творческой возможности, другими словами как ар­хитектоническую форму собственной особенности.

Архетипические основания мифа, как и мифология в целом, не поддаются семиотическому разъяснению. Ми Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры­фология является не языком, а картиной мира, выражае­мой в разных языковых формах. В художественном творчестве мифология становится источником мыслеобразов, которые в процессе собственной объективации в языке преодолевают его знаковый нрав, возвращая Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры язык к символу. Все архетипы людского сознания являются не знаками, а смыслообразами, как, к примеру, архетип мирового дерева, этот более старый знак универ­сума.

Он повсевременно воспроизводится в разных культу­рах, обретая все Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры новые и новые смысловые грани. И в языческой, и христианской, и новоевропейской культу­рах этот архаический смыслообраз продолжает жить, не становясь при всем этом условным знаком. Он является веч­ным пластическим Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры образом диалектического процесса и источником символических значений.

Искусство, в известной мере, возвращает сознание человека к своим глубинным архетипическим основани­ям. Художественное творчество воссоздает атмосферу син­кретического единения людей методом регрессивного дви­жения к жизненно-мировым Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры стихиям. Но это рег­рессивное движение свободно-творчески употребляет ар­хаическую цельность языка, воссоздавая древние фор­мы его связи с органическими движениями человека. Чув­ство двигательной активности, внутренняя жестикуляция заполняет Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры словесные знаки утраченным единством плас­тического жеста и чувственного состояния Эта изна­чальная связь звукового слова с органическими движе­ниями наглядно выслеживается в языке поэзии: в поэ­тическом слове оживает нимб архаических Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры «воспомина­ний» о нерасторжимой связи звука и жеста. Таким обра-

зом, искусство разрешает противоречие меж высшими формами сознания и его архетипическими основаниями. Эстетическая форма невозможна без регресса к первона­чальной цельности созерцающего мышления Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры и соответ­ственно номинативного обозначения.

В особенности рельефно ограниченность семиотической трактовки языка проявляется в так именуемой семиоти­ке зрительных искусств. А именно, С. Эйзенштейн срав­нивает кино с архаическими формами культуры, в Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры кото­рых звуковые и зрительные представления еще не отде­лились друг от друга. В этом синкретизме архаической культуры коренится язык кино. Согласно Эйзенштейну, кино повсевременно воссоздает архетипические, архаические формы сознания. В фильмах Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры с так именуемым «вечным сюжетом» создается атмосфера поэтической метафорич­ности, воссоздающая архаические стадии культуры.

Но регрессивное движение идет еще далее в архаических обрядах. А именно, существует опреде­ленная иерархия растительных и животных знаков Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры, впле­тенных в недифференцированное родовое общение. Зна­ки — изображения в растительных орнаментах и рассмат­риваются в качестве знаков синэстетического недиф­ференцированного мировосприятия. Тут обнаружива­ются корешки нового синкретического искусства — цвето­вое кино Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры, цветовая музыка и т. д.

Старый архетип органического движения лежит и в базе эволюционных представлений. Согласно этому ар­хетипу, всякое выразительное движение имеет конфликт­ную природу, потому художественно изобразительное ди­намическое проигрывание Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры, детерминирующее предмет, более правильно, чем статическая фото. Таким об­разом, безотчетная символизация оказывается не чем другим, как просыпанием архетипических глубин со­знания.

Так архетипический образ круга становится симво­лом Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры Рая. В базе карнавальных переворачиваний иерар­хически разбитых «земного» и «небесного» миров ле­жит то же просыпание этой амбивалентной логики ар­хаической культуры.
^ § 2. Диалогичность языка
Человеческое сознание внутренне диалогично и жи­вет исключительно в Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры стихии диалога. Каждое переживание, каж­дая идея сотканы из диалогических отношений. Осо­знание чего бы то ни было всегда связано с диалогичес­кой ориентацией человека в мире культуры. И, соответ­ственно, язык живет Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры исключительно в общении. Речевое созна­ние вообщем не связано с лингвистической абстракцией языка, а жива речь с ее свободными творческими пере­ливами и смысловыми цветами остается за пределами лингвистически понятого языка Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры.

Внутренний мир человека становится реальностью для другого сознания только средством объективации в язы­ке. Вне языкового воплощения сознание не существует. В этом смысле меж внутренним миром человека и его знаковым воплощением Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры не существует принципного высококачественного различия. Они, в сути, сотканы из 1-го и такого же материала. Более того, конкретно по мере освоения способностей схожей объективации сознания в языке оно обретает культурно-творческий нрав.

Единицей речевого Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры общения является выражение. Выражение всегда строится, исходя из кругозора дру­гого человека, к которому оно диалогически обращено. Оно вначале нацелено на ответное осознание и живет этим предвосхищаемым ответом. Исключительно в Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры этой живой диалогической ориентации на ответное слово вы­сказывание обретает стилистическую определенность. Смысловые границы выражения определяются, во-пер­вых, соприкосновением выражения с предметным ми­ром, во-2-х, соприкосновением его с другими выска­зываниями.

В Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры живом речевом общении наружняя, физическая сто­рона слова, его звучание, которое принадлежит говоря­щему как физиологический акт, на сто процентов поглощается знаком, который является чисто многофункциональным быти­ем. Потому в речевом Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры общении сигнал уступает место знаку, а узнавание сигнала — осознанию контекста, в каком появляются выражения. По другому говоря, мы про­износим и слышим слова не в их лингвистической опре­деленности, а в Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры смысловом контексте (правда либо ересь,

доброе либо злое и т. д.). Все слои выражения — от начального речевого плана говорящего до объек­тивации в знаковом материале языка определяются внут­ренним диалогическим общением говорящего со Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры своим адресатом.

Стихией, в какой вызревает выражение, являет­ся внутренняя речь. Внутренняя речь — это смысловая сторона речи. Конкретно во внутренней речи хоть какое явле­ние языка — будь то слово, предложение либо непростая Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры языковая конструкция (произведение культуры) — пово­рачивается собственной внутренней стороной, становится вы­сказыванием, владеющим единой темой и смыслом. Конкретно во внутренней речи хоть какое явление языка обре­тает глас и смысл, становится Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры выражением того либо другого речевого субъекта, а смысловая позиция другого — создателя выражения — приобщается к моему предмет­но-ценностному кругозору, становится голосом моего внутреннего диалога. Внутренняя речь высвобождает пере­живания и мысли человека Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры от замыкания в субъективно-психологическом мире и вводит их в ценностный, соци­ально весомый диалог. Внутренняя речь — это мера общественного людского сознания, это диалог культур, ставший голосами внутреннего диалога личности.

Чем поглубже Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры социально-культурная ориентация чело­века, тем лучше его внутреннеречевая жизнь, тем богаче его ценностно-смысловые способности, тем ярче его языковая гамма.

Объективация внутренней речи — это творческая встреча и взаимообогащение разных выражений, это Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры подчинение словесно-знакового материала внутрен­ним смысловым отношениям, когда в новеньком языковом выражении слышны отзвуки внутреннего смыслового диалога современности. Объективация внутренней речи — это не языковое выражение «готового» смысла, а станов­ление и Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры оформление самого смысла. В процессе объекти­вации внутренней речи возможный смысл разверты­вается в трудно дифференцированное смысловое много­образие.

Степень осознанности, отчетливости и оформленности наших переживаний прямо связана с горизонтами внут-реннеречевой активности Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры. Хоть какое наше переживание слож­но и тонко интонировано ценностными, идеологически-

ми, мировоззренческими отношениями. Вне этого инто­национно-ценностного контекста переживание вырож­дается в грубо-физиологическую реакцию. Другими слова­ми, конкретно во Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры внутренней речи переживание расцвечи­вается человечьими интонациями и обретает социаль­но-культурный нрав. Можно сказать, что внутренняя речь — это явление «соборности» снутри людской личности, когда личность вбирает в себя разноцветный мир индивидуально Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры-личностных отношений снутри той либо другой социально-культурной общности. Потому объективация внутренней речи в языке продолжает и проясняет это ценностное интонирование переживаний и мыслей.

Ценностно-смысловая и.языковая палитры зависят от свойств Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры «аудитории» внутренней речи. Если человек зам­кнут в скорлупе эгоцентрических переживаний, то ему неоткуда черпать силы для внутреннеречевой деятельности и ее объективации в языке, его переживания тяготеют к физиологической реакции и утрачивают языковое Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры обли­чье. Внутренняя речь в этом случае деградирует, сжи­мается, подобно шагреневой коже, до минимума. И, на­против, чем ярче и дифференцированное аудитория внут-реннеречевого общения, чем поближе она Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры к аудитории куль­турного творчества, нацеленного на правду, добро, красоту, тем масштабнее сама внутренняя речь. В устах величавых мыслителей она становится диалогом всемирно-исторического масштаба, ибо ее голосами становятся куль­турно-исторические Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры эры, «сжимающиеся» во внутрен­ней речи до выражения о мире.

Более поверхностный слой внутренней речи об­разует экспрессивная интонация. Социально-культурный горизонт таковой оценки очень неширок. Оценка не проника­ет тут в Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры предметно-значащие моменты слова. В этом случае тема выражения осуществляется только силой схожей интонации без помощи языковых значений и грамматических конструкций. Цель такового выражения состоит в освобождении человека от накопившейся экс­прессивной интонации Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры. В обыденном общении формы внутренней и наружной речи текучи, изменчивы, лишены жестких и устойчивых предметно-ценностных оснований.

Формы языка усваиваются только совместно с жанровы­ми формами выражений. Научиться гласить — зна-

чит завладеть жанровой Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры формой построения высказыва­ния. Мы не только лишь облекаем свою речь в определенные жанровые формы — научное сообщение, доклад, лири­ческое стихотворение и т. п., да и в чужой речи угадыва­ем ее Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры жанровое своеобразие. Только жанр как более пластичная и свободная речевая форма дает чувство смысловой завершенности выражения. Всякое выска­зывание персонально и неподражаемо, но любая форма общения делает свои относительно устойчивые формы выражений, т Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры. е. речевые жанры. Их выбор оп­ределяется сначала смысловым заданием либо замыс­лом говорящего, который сформировывает композиционно-сти­листические особенности выражения. Но конкретно экспрессивное, эмоционально-оценивающее отношение говорящего к предметно Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры-смысловому содержанию выска­зывания определяет его личные стилистические особенности.

Не владея принудительной силой грамматических форм, жанры имеют нормативное значение. Речевая во­ля говорящего состоит исключительно в выборе жанра и экспрес­сивном интонировании Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры, зависящем от ситуации обще­ния, от дела говорящего к собственном адресату. В фа­мильярных и интимных речевых жанрах, которые возни­кают независимо от социально-иерархических отноше­ний, достигается предельная откровенность речи — прямо до Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры рвения к слиянию с собеседником. Эти жанры владеют большей направленной на определенную тематику свободой. Для их свойственна сначала завышенная экспрессивность, атмосфера чувственной близости.

В каждой области культуры употребляются свои жан Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры­ры, отвечающие мотивированному контексту данной культурной сферы. Наука, искусство, религия вырабатывают специ­фические жанры речевого общения, т. е. относительно устойчивые направленные на определенную тематику, композиционные и стилисти­ческие типы выражений. Этим жанрам соответствуют Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры и определенные стили. Стиль выражения всегда свя­зан с направленным на определенную тематику и композиционным единством вы­сказывания. Он заходит в жанровое единство высказыва­ния. Чем свободнее владение жанрами, тем полнее рас­крывается Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры речевой план говорящего в неподражаемой ситуации общения. Речевые жанры даны нам так же, как родной язык, но овладение ими совершается исключительно в практике речевого общения.

Речевые жанры — это не формы языка, а типические Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры формы выражений. Только средством жанров мое выражение может занять место в мире других выска­зываний и стать знатным. Язык всегда заходит в ин­дивидуальный речевой опыт человека через жанровые Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры формы выражений, да и жизнь заходит в язык только средством выражений. Потому свободно-творчес­кое владение ученого жанром научного доклада либо ста­тьи либо художника — жанром стихотворения либо поэмы совсем не значит настолько же свободного Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры владения жанром светской беседы либо жанром исповедального слова.

Жанры настолько же разнообразны, как разнообразны сферы людского общения и культуры. В каждой из этих сфер можно найти специальные для их жан­ровые формы Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры, которые развиваются и дифференцируют­ся совместно с развитием этих сфер. К речевым жанрам от­носятся и высказывания бытового диалога во всем его темати­ческом, ситуативном и личном своеобразии, и бытовой Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры рассказ, и письмо, и деловые документы. Сюда же врубаются и стандартно-стереотипные формы рече­вого общения — приветствия, прощания, поздравления и поболее свободные и творческие формы устного речевого общения — салонные и застольные беседы. К жанрам Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры речевого общения относятся и публицистические выступ­ления, и формы различного рода научных выступлений, и все литературные жанры — от поговорки до романа.

Жанровый спектр речевого общения воистину не­обозрим. Может быть ли Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры этот разнообразный жанровый мир рассматривать в некий одной плоскости, с одной точ­ки зрения? Ведь в этом случае в одном ряду оказыва­ются и стандартные речевые формы, совсем не требующие внутреннеречевой активности, и Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры глубоко личные речевые явления, рождающиеся во внутреннем диалоге большущего социально-культурного масштаба. Разнообра­зие речевых жанров будто бы не поддается рациональ­ному разъяснению.

Литературно-художественные жанры являются наи­более адекватной формой стилистической Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры индивидуации языка. Тут личный стиль заходит в речевой за­мысел творческой особенности, и потому слово в произведениях литературы имеет не только лишь типическую жанровую экспрессию, да и персональную экспрессию

создателя. Естественно Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры, степень выражения особенности варьируется и в литературных жанрах, но стилистическая индивидуализация жанра является для литературного твор­чества нужным моментом.

Таким макаром, не все жанры содействуют выраже­нию особенности в языке, т. е. развитию Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры индивиду­ального языкового стиля. Речевые жанры, в каких вы­ражаются стандартные, безлично-анонимные формы об­щения, не только лишь не содействуют развитию индивиду­ального стиля, но, напротив, препятствуют формирова­нию Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры речевой культуры. Приветствия, команды, деловые документы и т. п. лишены «аромата» индивидуально-лич­ностного общения. Слова, применяемые этими речевы­ми жанрами, практически лишены стилистического нимба. Та­кие жанры не содействуют выражению внутреннерече­вой Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры жизни человека, не входят в целевое задание выска­зывания, а сам план выражения не подразумевает стилистической индивидуализации речи.

В чем все-таки состоит общность первичных и вторичных жанров речевого общения? Что Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры позволяет рассматривать их в одной плоскости? Таковой общей плоскостью является их диалогическая ориентация, когда хоть какое высказыва­ние — от высказывания диалога до романа либо философского произведения — нацелено на ответное осознание.

Каждый жанр имеет определяющую Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры его типическую концепцию адресата. Вид адресата, его предметно-цен­ностный кругозор определяет стилевую индивидуализа­цию жанра. В различных областях культуры и жизни офор­мляются специальные для их типы адресата. Он мо­жет Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры быть собеседником на бытовые, научные, религиоз­ные темы, коллективом профессионалов, созерцающей пуб­ликой, в целом народом. Адресат может быть реальной эмпирической личностью, к которой мы обращаемся с письменным либо устным словом Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры. Адресат может выра­зить себя в выражении, тогда и наше выражение будет ответной реакцией. Да и в этом случае, когда адре­сат «молчит», выражение строится навстречу предвос­хищаемому ответу. В зоне этого Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры ответного, чаямого по­нимания строится выражение и, соответственно, вы­бирается жанровая форма, более много учитывающая кругозор адресата. Конкретно диалогический адресат вно­сит напряжение и драматизм в развитие внутренней речи.

Смысловые границы меж Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры высказываниями нагляд­нее всего даны в диалоге. Диалог — это традиционная фор­ма речевого общения. Границы меж репликами диало­га верно очерчены: за вопросом следует ответ, утвержде­ние сопровождается возражением либо согласием Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры и т. д. Смена речевых субъектов в диалоге носит ощутимый, ви­димый нрав. Свое и чужое слово тут верно разгра­ничены.

Более близки к этой жанровой форме научно-по­пулярные жанры. Но Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры и научные, и художественные жанры вводят в конструкцию авторских выражений жанры конкретного речевого общения. Примером могут служить диалоги Платона и Галилея. Даже научные жанры, направленные на верно очерченные предмет­но-смысловые сферы, учитывают Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры кругозор собственного адре­сата, представляя его обобщенно — как субъекта той либо другой научной концепции, теории либо миропонимания. Од­нако экспрессивная сторона в жанрах научного и фило­софского творчества максимально ослаблена. Это не озна Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры­чает, что ученый либо философ творит бесстрастно. Но его эмоционально-экспрессивное состояние не проника­ет внутрь выражения. В выражении и его жанро­вой конструкции — докладе, трактате и т. д. для субъекта научно Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры-теоретического мышления основным является пред­метно-смысловая исчерпанность темы. Этому подчиня­ются и чужие выражения, которые входят в научное произведение в качестве точек зрения на предмет без вся­ких экспрессивных моментов. Таким макаром Глава 5 . ЯЗЫК КУЛЬТУРЫ - Основы теории и истории культуры, произве­дения культурного творчества являются такими же еди­ницами речевого общения, как и высказывания бытового диалога.


glava-51-municipalnaya-sluzhba-statya-ustav-blagoveshenskogo-rajona.html
glava-51-valyutnij-kontrol-finansovoe-pravo.html
glava-52-osobo-cennij-gruz-vse-tolko-nachinaetsya-klajd-schital-chto-emu-zdorovo-povezlo-ne-vsyakomu-dovedetsya.html